Главная » История молитвы и смысл. Эдемский сад, приоритет сада.

История молитвы и смысл. Эдемский сад, приоритет сада.

1. МОТИВАЦИЯ МОЛИТВЫ. Определяющая роль молитвы.

А) Механика В молитве. Молитва-Сад или вектор.

Первое, что мы закрепляем в памяти: человек не пришел к Богу для того, чтобы молиться. Это не было никогда его целью.  Так ведь? Мы этого не знали, знать не могли и не искали. Человек пришел к Богу для того, чтобы иметь состояние внутренней гармонии, счастья, смысла, определенной полноты и так далее. Это понятно. Но не молиться!

Молитва – приложение или коробка с кольцом?

Если с самого начала воспринимать молитву как механику, никогда не получишь результата полноценного. Фраза о том, что христианин должен молиться, правомочна и полноценна только тогда, когда человек имеет в виду, что молитва – это не механика, а возвращение в Сад, т.е возвращение к первозданным отношениям с Господом, какие были до грехопадения.

Говорить о молитве, подразумевая только механическое значение этого слова означает духовную смерть. Я говорю вам слово «молитва», но вы, к примеру, не имеете личных отношений с Богом. И мы уже говорим на разных языках.

Молитва – это единственное, что нас связывает с Богом. Все остальное в христианстве – оно не работает или плохо работает, в зависимости от качества молитвы. Получается, что у человека огромная зависимость от молитвы. Молитва без человека быть не может, но и человек без молитвы тем более жить не может. Любой проступок или проблема, которая возникает у человека с Богом, может иметь два пути развития: либо рвет эти отношения, либо вынуждает, повелевает, заставляет  человека эти отношения восстановить. Все сводиться к тому, есть у него молитва или нет. Мы понимаем, что для того, чтобы меньше согрешать или быть больше с Богом, или больше чувствовать Бога нужно больше молиться. Но вопрос не в самой молитве и не в том, что подразумевает Бог под понятием «молитва».  То, что представляем МЫ о молитве – вот проблема.

Бог подразумевает Сад. Мы очень часто подразумеваем механику. И пока мы будем, вновь и вновь, спотыкаясь, падая, еле вставая, возвращаться к тому, что молитва это механика, мы молиться так и не начнем и не продолжим. Потому что поднять человека с колен может только Дух. Слово Божье как Дух. Человека не может поднять с колен механика. Вернее, может один или несколько раз. Но в искомое состояние блаженства и счастья человека может привести только Слово, имеющее под собой основу отношения в Саду.

Когда мы говорим о молитве, самая популярная у нас ассоциация  – это просьба.  Для кого-то, молитва – это отчет. Для многих, и возможно, для очень многих, молитва – это поклонение. Еще для кого-то, молитва – это молитва на иных языках. Все перечисленное, безусловно, является молитвой. Это молитва, но это не Сад. А наше искомое, или состояние сада выглядит так: из сада вытекали четыре реки. Не по берегам рек рос сад, а из сада вытекали четыре реки. Фактически у нас должно быть искомое, позиция, с которой мы должны начать наши действия, наше движение, уже должна быть определенная территория, где все начинается. У нас же чаще всего получается, что молитва – это лишь вектор определенного движения, но это движение нужно задать откуда-то. Должна быть исходная точка. Бог, когда говорит слово молитва, то имеет в виду Сад, от которого мы начнем движение. Но никак не вектор! Потому что если вы находитесь в векторе или в направляющей, или, можно сказать, в пути, то никогда не наступит блаженство, или отдых, или состояние комфорта, состояние удовлетворения жизнью вообще. Всегда, когда ты находишься в пути, тебя интересует молитва как просьба, как отчет.

Б) молитва определяет, чем живет человек

17 И если вы называете Отцем Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего,

18 зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов,

19 но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца,

(1Пет.1:17-19)

Священное Писание говорит нам о том, что мы искуплены от суеты. Человек, бегая по этому миру, даже молитву воспринимает как способ получения чего-либо. И на каком-то этапе это кажется нормальным – ты просишь, Бог отвечает. Но, в конечном итоге, как и любая работа, эта молитва не приносит удовлетворения, мы знаем это из книги Екклесиаст. Работа, как работа для получения определенной прибыли, произведение определенного действия – имеет в себе удовлетворение лишь постольку поскольку. Но смысл человеческой жизни вряд ли находится в этом. И, в итоге, человек приходит к тому, что его колодцы внутри него уже давно вычерпаны. И у него внутри ничего не растет хорошего. Да, может быть, он чего-то добился и получил, но толку? Бог хотел, чтобы у человека, прежде всего, внутри было состояние Сада. Состояние внутри человека определяет, как будут выглядеть его реки. Не реки главное, главное – Сад. Реки же имеют колоссальную привлекательность. Все знают, куда впадает Волга, это мы еще с детства знаем. Волга впадает в Каспийское море. Но откуда она вытекает? В середине России есть маленькая точка на карте, о которой знают единицы. Ценность этого местечка  мы даже не отличаем. Точно также мы не отличаем ценность нашего Сада. Нам важен конечный результат. Плотские люди так испорчены дьяволом, что они ориентируются на конечный результат, или, как минимум, на текущий. Но никак не на начальный. Но поверить, что из маленького истока сделалась такая огромная лента…

Итак, мы уяснили значение истока, но ценности его для себя не осознали. Точно также мы не строим отношений в Саду, потому что для нас важнее текущие дела, или результат. Но, это менталитет не Библейский, это не Божий менталитет. Перережь молитвенную ленточку человека и его не столкнешь ничем в сторону Бога: ни Библейскими школами, ни учебниками, ни словами, ни назиданиями, ни ободрениями, ни обедами – ничем. Перережь одну только ленточку!

И если эта ленточка является цепью, из-за того, что молитва, как работа – это кошмар. Этот человек может остаться христианином, но он будет озлобившемся христианином.

20 Озлобившийся брат [неприступнее] крепкого города, и ссоры подобны запорам замка.

(Прит.18:20)

2. Ценность молитвы. Фимиам.

В торжественный день Освящения, когда первосвященник входил во Святое Святых, он должен был полные горсти фимиама возложить на огонь, чтобы облако фимиамного курения покрыло очистилище (Лев 16:12-13). Оно было составлено из ароматических веществ. Способ приготовления порошка для богослужебного фимиама и запрещение его для домашнего употребления указаны в кн. Исход: “И сказал Господь Моисею: возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душистого и чистого ливана, всего поровну. И сделай из них искусством составляющего масти курительный состав, стертый, чистый, святый; и истолки его мелко, и полагай его пред ковчегом откровения в скинии собрания, где Я буду открываться тебе: это будет святыня великая для вас. Курения сделанного по сему составу не делайте себе: святынею да будет оно у тебя для Господа. Кто сделает подобное, чтобы курить им; (душа та) истребится из народа своего” (Исх 30:34-38).

5 все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих;

(Матф.23:5)

Почему такое поведение в молитве выглядело неприятно для Иисуса, не отягощенного религиозным мышлением? Потому что этим они показывали, что хранят личные отношения с Богом, что у них все в порядке. Маразм их нашел настолько, что они и это вытащили наружу. Но именно это принципиально должно быть закрыто. Поэтому мы говорим, что личные отношения с Богом должны быть закрыты и от ходатайства и от поклонения. Человек может поклоняться Иисусу в присутствии других людей. Но сад – это совсем другое дело. Интересно, что когда Бог ходил по саду, в тот момент, когда Адам уже согрешил, Он не искал их. Помните? Он искал Адама. Но их же трое было, мы так понимаем: Бог и Адам с Евой. Почему Он не кричал: “Где вы?” Он искал одного. Идея состоит в том, чтобы человек общался с Богом один на один. Без примесей. Эти примеси так часто вытесняют все основное, что теряется Сад. Даже такая благословенная форма, как молитва поклонения вытесняет Сад. Потому что это другой вид, но это все-таки работа. Это работа для Бога, это работа, чтобы создать Богу славу, но это. все-таки, не Сад.

5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

(Матф.6:5)

С чего Иисус начал разговор о молитве, как только начал свое служение? Он начал разговор о молитве с того, как не надо молиться. Это говорит о том, что именно в молитве мы имеем огромную возможность для заблуждений. Но, повторим еще раз, если перерезать молитвенную ленточку человека, то его ничто не спасет.

3. 4 рода молитвы

Константин Ефимович Скурат «Великие учителя церкви». Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин – отец Востока и Запада. Богословие. Молитва.

Существует четыре вида или рода молитв, указанных святым Апостолом Павлом: молитвы, моления, прошения и благодарения.

1 Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков,(1Тим.2:1)

Господь наш Иисус Христос Своим примером освятил эти четыре вида молитв. Он приносил

1. молитву, когда говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. (Мф. 26, 39). исповеданием (3Цар.8:47, Езд 9:5-10, Дан 3:19)

2. Моление выразил в таких словах: Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. (Ин. 17, 4). общением (Быт 18:33, Исх 25:22, Исх 15:1-18) Общение

3. Прошение – в обращении к Богу Отцу: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. (Лк. 23, 34). ходатайство (Ис.59:16, 1Цар.12:23, Пс.121:6, 2Фес.1:11, Еф.6:18, изложение нужд (Дан.6:11, Зах.12:10, Мтф.15:22-28)

4. Славословие, Благодарение – в словах: Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал [сие] для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. (Ин. 11, 42). благодарением (Исх 15:1-18, Суд. 5, 2Цар.23:1-7) прославлением (Пс 44:1-8, Ис 6:1-4, Мтф 15:33, Отк 4:11) “Славословие, — говорит еп. Феофан Затворник, — не есть холодное созерцание свойств Божиих, а живое ощущение их с радостью и восхищением”

4. Понятие «Непрестанная молитва» или «исихазм»

Исихазм

Под исихазмом (от греч. ‘ησυχία – покой, безмолвие) понимается прежде всего особая мистико-аскетическая практика православного подвижничества, основу которой составляет πρâξις νοερά – умное (мысленное) делание сокровенного сердца человека, включающее два тесно связанных момента – внимание, или трезвение (хранение ума), и непрестанную (обычно Иисусову) молитву.

Важно иметь в виду, что и учение о непрестанной молитве в русской духовной практике имеет не только греческие, но и западные корни. Нельзя не вспомнить о книге Лоренцо Скуполи “Combattimento spirituale” или «Духовная брань», написанной умершим в 1610 году итальянским монахом-театинцем и переведенную на греческий в XVIII веке святым Никодимом Агиоритом. В греческом варианте   довольно точно воспроизводит итальянский оригинал, хотя Никодим переводил эту книгу с латинского перевода. Книга св.Никодима попала в руки русского духовного писателя епископа Феофана (Говорова), которого обычно называют Затворником. Он начал переводить ее с греческого и, когда перевод был почти закончен, узнал, что книга эта западного происхождения. Тогда он стал смелее переделывать греческий текст и выпустил ее в своей редакции. При сравнении итальянского текста с русским видно, что оригинал подвергся редакции, но все же остался узнаваемым. Необходимо отметить, что среди православных читателей «Невидимая брань» стала пользоваться огромной популярностью и превратилась чуть ли не в настольную книгу. И сейчас, хотя многие знают, что книга эта по происхождению своему католическая, она широко издается и читается.

Сравнение трех вариантов книги (итальянского, греческого и русского) может быть предметом специального исследования. Тем более, что все три автора – фигуры в высшей степени примечательные. Никодим – автор греческой «Филокалии» в ее окончательном варианте, переводчик не только Скуполи, но и «Упражнений» святого Игнатия на греческий, Феофан – автор русской «Филокалии» в пяти томах, переводчик Симеона Нового Богослова и автор огромнейшей переписки на аскетические темы, вышедшей в начале XX века в 7 томах. Он жил в монастыре недалеко от Тамбова в буквальном смысле в качестве затворника, т.е. не принимая в своей келье никаких посетителей и работал над своими книгами, которые стали классическими и издаются сегодня огромными тиражами.

Проблема состоит в том, что святой Феофан крайне отрицательно относился к психофизическому аспекту Иисусовой молитвы и отрицал какую бы то ни было связь между молитвой и дыханием, молитвой и биением сердца и т.д. Он не придавал никакого значения позе, в которой находится молящийся. В то же время греческие исихасты считали, например, что молится следует, сидя на низкой скамеечке, и прижимая колени, к груди так, чтобы ощущать биение сердца. Все эти методы, в чем-то роднящие греческий исихазм с индийской йогой и теми способами молитвы, которые практиковал святой Игнатий, рекомендуя «соразмерно дыханию молиться умственно, произнося в это время слова Молитвы Господней или иной молитвы, которую читаешь так чтобы произносить по одному слову между последовательными вдохами и выдохами.

Феофан считал нелепыми и презрительно называл «художествами» Поэтому, переводя, аскетические тексты с греческого на русский, он исключал из них все подобного рода советы для молящихся. Можно говорить о том, что русская «Филокалия» не вполне аутентична и сильно отличается от греческой. Работы по сравнению двух текстов еще практически не проводились.

Лоренцо Скуполи говорит о двух видах мысленной молитвы (orazione mentale), то есть молчаливой молитвы. Первый ее вид – это domanda attuale, которая состоит в том, что слова молитвы произносятся, но мысленно. Второй вид мысленной молитвы (orazione mentale) называется у Скуполи domanda virtuale. Он состоит в том, что мы alziamo la mente a Dio (возносим ум к Богу) senza dire o ragionare di nulla (не говоря и не помышляя разумом ни о чем). В сущности это и есть та «умная» молитва, которую практиковали греческие исихасты. Никодим передает здесь текст Скуполи по-гречески довольно точно. Феофан, передавая этот текст, говорит следующее: «Не словом только надо молиться, но и умом, и не умом только, но и сердцем». Он говорит о том, что существуют три вида молитвы: словесная, мысленная и сердечная. «Полная и настоящая молитва есть, когда, — говорит святой Феофан, — со словом молитвенным и молитвенною мыслью, соединяется и молитвенное чувство».

А.Ф.Лосев в «Диалектике мифа»: «Беседа с Ним возможна только в молитве. Общение с Богом в смысле познания Его возможно только в молитве, только молитвенно можно восходить к Богу и немолящийся не знает Бога».

Блаженный старец архимандрит Софроний (Сахаров) последовательность в процессе развития этой молитвы:

  1. УСТНАЯ: мы произносим молитву устами, сосредоточивая наше внимание на Имени и словах.
  2. УМНАЯ: мы не двигаем устами, но произносим Имя Иисуса Христа и прочее содержание мысленно.
  3. УМНО-СЕРДЕЧНАЯ: ум и сердце соединены в своем действии; внимание заключено внутри сердца, и там произносится молитва.
  4. САМОДВИЖНАЯ: молитва утвердилась в сердце и без особого усилия воли сама произносится внутри сердца, привлекая туда внимание ума.
  5. БЛАГОДАТНАЯ: молитва действует, как нежное пламя внутри нас, как вдохновение Свыше, услаждающее сердце ощущением любви Божией и восхищающее ум в духовные созерцания. Иногда соединяется с видением Света.

Так же молитва бывает:

1. Домашняя.
2. Церковная (общественная).
3. Христианские праздники и посты.
10 типов произнесения, выражения молитвы:

Зов, крик, стон, песнь, стук, страдание, призыв, падение ниц, мольба, упрашивание.Мидраш Раба, Вэтханан

Виды молитвы

этимология слова «молитва»
(la priere, preghiera, и т.д.) почти во всех языках до предела ясна:
 молитва – это прошение. Но только просьба о милости.

В закладки!